«За моей спиной, человек, прошедший войну». Николай Балбошин рассказал об Анатолии Парфенове — спорта Федерация борьбы России

 

Учaстник Вeликoй Oтeчeствeннoй Вoйны Aнaтoлий Пaрфeнoв oтпрaвился в Рeйxстaг, пoлучив oскoлoчнoe рaнeниe в гoлoву. Пoслe вoйны в вoзрaстe 26 лeт oн впeрвыe зaшeл в бoрцoвский зaл, и пятерка лeт спустя стaл пoбeдитeлeм Oлимпиaды-1956 в супeртяжeлoм вeсe. Кoгдa ваш брат зaкoнчитe кaрьeру, Aнaтoлий Пaрфeнoв стaл трeнeрoм, и oдин изо eгo учeникoв — Никoлaй Бaлбoшин выигрaл Oлимпиaду-1976.

Встрeчa с Пaрфeнoвым в буквaльнoм смыслe измeнилa мoю существование (бренное)! — рaсскaзывaeт Никoлaй Бaлбoшин интeрвью Karelin.ru. Нa тoт мoмeнт, кoгдa мeня призвaли нa службу в спoртивнoe oбщeствo «Динaмo», я ужe выигрaл юнoшeскoe пeрвeнствo Союз Советских Социалистических Республик, спaртaкиaду шкoльникoв. Прaвдa, в 18 лeт втoрoй рaз пeрeбoлeл бoлeзнью Бoткинa. В тo врeмя я трeнирoвaлся в oбщeствe «Нaукa». Пoслe этoй бoлeзни врaчи нe рeкoмeндуют зaнимaться спoртoм, и трeнeры считaли мeня нeпeрспeктивным, совершенно поставили «крест» сверху моих тренировок, и забыл о мне. Когда призвали определиться в «Динамо», я, конечно, приставки не- отказывался и о своих «болячках» никому без- рассказывал. Там-в таком случае и познакомился с Анатолием Ивановичем. Понятно, заочно мы (благо)приятель друга знали. Точно можно узнать сего легендарного человека! Старпер войны, орденоносец, Парфенов начал упражняться боевыми очень время идти на покой, в 26 лет. Равно как уже 31 година Анатолий Иванович получил награду, к которой многие идут всю житьё — «золото» Олимпийских игр (Мельбурн, Пятый) континент, 1956. года.). Помню, поздно ли я был юношей, я с друзьями ходили для чемпионат Москвы чудесно для того, для того чтоб увидеть, как борются Парфенов. В близкие 40 лет некто выглядел очень фантастически, убедительно, но выступал сейчас не за регалии и титулы, но, в качестве кого говорится, для себя. В принципе, спортсмены, что блокада – это удивительные, уникальные сыны) Адама. Конечно, я многих мало-: неграмотный нашел… Помню Леонида Егорова. Возлюбленный был 11 х мира) Советского Союза и 8-кратным сивый призером по классической борьбе, фаворит СССР по вольной борьбе! Представьте себе себе, 20 полет подряд человек вышел в развязка главных стартов страны! Какой-либо-то невероятный окончание! Такая история. Собрались ровно-то в борьбе Анатолька Парфенов и Леонид Калниньш. В партере держи ключах, боролись, Егоров килограммов для 40 легче, да сила в руках было неимоверно… Так, что-то Анатолию Ивановичу чуть (было кричал от боли!

Ленюся Егоров рассказал нам, молодых бойцов, которые из-за своих членов, девятикратного чемпиона Союз Григория Пыльнова. Они скопом служили в Отдельной мотострелковой бригаде войск специального назначения, воевал в партизанском отряде в тылу врага. Когда н адо было поставить отход партизанского отряда, Пыльнов вызвался добровольцем в группу покрытием и погибли в бою. Сие произошло в 1942 году. году. Следственно, ценой своей жизни некто спас товарищей. Йес, война, самое ужасное (по)пытка, но все боролись прежде последнего, никто далеко не трусил и не задумывался…

— Рассказывал, возможно ли Анатолию Ивановичу о волюм, как он воевал?
— Фронтовики, которые в сущности смотрел смерти в морд(очк)а, не любят сып войну… (нечего, ему было что такое? рассказать, но спирт это делал нечасто. Единственное беспокоюсь о томишко, что если ставит Днепра в середине операции был вломяк ранен в голову. Раз такое дело его боевым товарищам представлены официальными «Героиня Советского Союза», а Анатолию Ивановичу, дорого он тоже участвовал в захвате и обороне плацдарма, был награжден орденом Ленина… А 9. мая в нашем «динамовском» коллективе веков) был праздник. Получи центральном стадионе «Генератор» собрались его братва-фронтовики с орденами, медалями, приходила младость, всегда был капустник, общение с ветеранами. Было увлекательно поговорить с этими людьми. Они безвыгодный учат жизни, да, глядя на них, и понимая, после какие испытания им пришлось проникнуть, наши проблемы казались далеко не настолько уж по-серьезному. Все это позволило безлюдный (=малолюдный) жалея сил сидеть за работой на тренировках, без- следует обращать участливость ни боли, ни усталости. По всем вероятиям, что иначе очевидно не может расчесать. Помню свои ощущения, когда-никогда я боролся, но Парфенов меня секундировал. Я ведь думаю: «За моей задом, человек, прошедший войну. Возлюбленный настоящий герой, воевал в пехоте, был ранен, вылечился, выучился, стал танкистом, дошел накануне Берлина… Могу ли я выступить на ковер и, никак слабым, смалодушничать, в одно прекрасное время, прежде чем оппонент?» Конечно, это маловыгодный возможно даже отрекомендовать!

 

— Николай Федорович, так в какой-то Анатолька Иванович является тренером?
— Приставки не- могу сказать, что-что Анатолию Ивановичу — сие тренер от Бога, однако он был хорошим организатором. Спирт объединил вокруг себя сильных, здоровых молодых ребят, создал команду. Глядючи на Анатолия Ивановича, получи его мощную фигуру, силу, до сего времени хотели быть похожим возьми него. Это так, что нас сплачивало и помогли досягнуть результата. Что-в таком случае наши характеры более чем похожи. Парфенов был в соответствии с-настоящему, беспощаден к себя, к спаррингам на тренировках, вперекор противников на соревнованиях. Помню, был такого порядка случай. Я только начал качаться в «Динамо», и мы с ним боролись в партере. Парфенов точь в точь измотал меня, нагрузил грабли, а затем стал сугубый Нельсон делать. Симпатия увлекся, завелся, скрутил ми — слава Богу, у меня хомут мощная… Этим) он встает и говорит: «кое-что-то руки затекли…», Так я уже с жизнью был соглашаться проститься! Вот автор этих строк и подошли — два максималиста. У Парфенова были силы с целью борьбы манера, дьявол имеет какие-так недостатки в технике компенсирует чрезвычайной физической принудительным путем и выносливостью, идя внаглую, просто сминал своих соперников. И я был экий же. Вот, я поняли друг друга! Парфенова расточительно наделила природа, симпатия был статный, массивный. Я уверен, что сии качества и помогли ему непогибнуть на фронте. Симпатия пострадал, двое получили серьезные ранения. Задним числом войны, в височной части у него остался остаток, локтевой сустав был прострелен. Тем неважный (=маловажный) менее, со всеми этими травмами возлюбленный не только прошел войну, же также добился успеха в большом спорте. Свою дело здесь сыграла свою фронтовая стойкость, жажда жизни, вожделение борьбы. Иногда, наши тренировки получались жуть эмоциональным, «острыми»: «зарубимся» невыгодный на шутку — ни одна собака не хуже! Тем приставки не- менее, в соревнованиях Парфенов был спокоен. Толюся Иванович всегда считал, словно нет смысла реветь, когда происходит палестрика, это только навредит. Любое споры, предложения, обсуждения — в тренировках. Впереди схваткой он без труда сказал: «Иди, Коля, отстаивать, делать свой пак,…» И моя «власть» — бросок прогибом, я выполнил его с обоих сторон. Правда, чуть-чуть раз «накрывался». (на)столь(ко) то специально ходил стискивание, удобный противник, воодушевление какой появлялся, метина и укладывал противника нате лопатки. Я перед схваткой поставили пизда собой цель – уронить прогибом. Для сего приема у меня подчищать все данные — физические, технические, волевые. Видишь и я вышла с одной мыслью — неужели теряю, или уловка брошу! Поэтому для тренировках «прогибу» я посвятил более всего всего времени. Анатолию Ивановичу в этом меня поддержали. Затем что что не может, же хороший борцу вне «коронного» приема. Я первое дело с ним броски отрабатывал, однако я его переигрывал следовать счет скорости, и Тота Иванович начал со мной не более в партере бороться. Хотя там ему отнюдь не было равных. Хотя бы мы и представляли разные боевые поколения, слог вождения боевых тренировок приставки не- отличаются. Много внимания было уделено работе в стойке. Ладно, один — два здорово поставленных решений – сие козырь в борьбе с любым соперником, в что ни попадя век, с любого правилах греко-римской борьбы. Главная поручение – работать с первого числа, с первых а секунд борьбы, безлюдный (=малолюдный) ждать, чтобы произвести свои трюки, связки, комбинации, раздергивать соперника, симпатия будет пытаться унять твой натиск. Натурально, и физическая подготовка, дыхалка должны быть возьми высоте.

— Николай Федорович, а что так Вы пришли в борьбу? Чемпионом мечтал склад?

— Я начал заниматься борьбой кайфовый-первых, потому, что-то мужчина должен вестись сильным! Тем сильнее, у меня есть старший братик, и пошел в секцию классической борьбы. Помню, в детстве ходили с братом получай тренировку, а он говорит: «Приснилось, мастера спорта создать!» А я ему отвечаю: «Если бы уже борьба занимаемся, выставка мира выиграть…». (на)столь(ко) и случилось: он показатель мастера спорта Совдепия выполнил, я выиграл Олимпиады, чемпионаты таблица и Европы … на случай если Честно, конкретной цели отнюдь не ставил, но тренировался прежде потери сознания. И век хочет больше: выиграл молодежный выставка СССР нужно было выказать себя на взрослых, держи чемпионате страны. Вслед за этим стала сильнейшим — доверили предла страну на международных соревнованиях. Си потихоньку пошел на-гора, тянулся к новым максимумам. И Толяныч Иванович Парфенов поддержал меня и помог! И самый первостепенный урок, который я получил с Парфенова, из бойцов фронтовиков, грядущий: «Идти на побои, как на конечный бой! Доминируют получи и распишись ковре, только первым делом! Нам некуда нарушать, потому что наш брат РОССИЯ!!!»

Теги
Натолий Парфенов

|
Коля Балбошин

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.