Угол юмором или как украинские шпажисты выбрали, кого отправить на бразильский карнавал

Дмитрий КАРЮЧЕНКО, Богдан НИКИШИН, Максим ХВОРОСТ и Анатолий ГЕРЕЙ. Фото: fie.ch

Если вы хотите поднять себе настроение, я иду на тренировку на главном шпажистам. Это было бы трудным не был у них сбор, что бы они не готовились — главное начать четырехлетия, а для кого-то может и всей жизни, они всегда веселые и находчивые. Кроме того, все, начиная от юниоров и заканчивая массажем команды(или правильнее сказать, мастером на все руки) Владимиром Евтушенко.

Даже микрофон, оставил без присмотра журналист ТРК Киев Евгений Золотоверхой, долго лежал без дела. Дмитрий Карюченко пришел, чтобы взять интервью из его соотечественников харьковского шпажиста Евгения Миргородского.

В общем, если вы хотите поближе познакомиться с четверкой действующих чемпионов мира, и в то же время и смеяться, читайте анкету, которая является «СВЯТОЙ» подготовил для начало соревнований по фехтованию на олимпийских играх.

— Сон в канун Олимпиады?

Дмитрий КАРЮЧЕНКО (36 лет, Харьковская обл.): — пока ничего, сплю хорошо, наверное, потому, что я не нервничал.

Богдан НИКИШИН (36 лет, Днепропетровская области): — Обычные сны, ничего, что позволило расшифровать, будет там хорошо или плохо. Я стараюсь не думать о том, что это соревнования, которые проводятся раз в четыре года. Но если честно, не много получает. Происходят тревожные ночи, хотя головой понимаешь, что это необходимо, чтобы справиться со стрессом и быть максимально так, как вам это обычно происходит. Потому что волнение может помешать, чтобы показать, что вы способны.

Анатолий ГЕРЕЙ (27 лет, г. Киев/Закарпатская область): — Ничего не снится, после тренировки все вместе вырубаемся в одиннадцать вечера и утром не хотим вставать на груз.

Максим ХВОРОСТ (34 года, Харьковская обл.): — Борьба, а не сон. И я думаю, что это к лучшему, значит, нет предстартового мандража. Хотя перед сном прокручиваешь в голове предыдущих дуэлях с игроками, с которыми встретится в Рио, забегая вперед, уже после встречи с Россией.

— Название яркий поединок в истории, фехтование на олимпийских играх?

Карюченко: — Мне приходит на ум только это трагично — наш против венгров в четвертьфинале Олимпиады в Афинах. Я в предпоследнем бою нанес один укол, а потом получил три. Но, тем не менее, мы до сих пор вели «+1″, когда он находится на пути, чтобы прекратить встречу пошел Максим Хворост. Но в итоге все равно потеряли.

Никишин: — Фехтование такой вид спорта, что я живу борьбы очень много, даже на обычных соревнованиях. Если говорить об олимпийской истории, то это в первую очередь встречи с участием Григория Яковлевича Крисса. Еще недавно я в интернете у меня есть видео с прошлых Олимпиад (1992. и в 2004 году). Я пересматривал финальные бои Павла Колобкова с Эриком Среки, Марсель Фишер с Лей Ваном.

Герей: — Это командный финал на олимпийских играх в Сиднее. Всю встречу вели французы. И вышел такой интересный итальянский шпажист Паоло Миланоли. Он вел очень открытый бой, типа Мухаммеда Али. Руки вниз. И, наконец, с разницей в один-два укуса победила Италия.

Хворост: — Не только борьба, личность Павел Колобков, который стал олимпийским чемпионом в Сиднее, победив в финале от французов Юга Обри. Ему тогда было уже тридцать, и мне казалось, что это что-то невероятное. В этом возрасте на таком подъеме. Колобков — удивительный фехтовальщик, один из самых сильных, которые я видел в своей жизни — и по стилю, и по тактике, что во всех компонентов. У него было побед на чемпионатах мира и Европы, и медали с предыдущих Игр. Но не было олимпийского золота, — и он по-прежнему росли. Я сейчас уже тридцать, и я тоже все еще в строю и сложнее, до медали Олимпиады.

— Ваш лучший бой в карьере?

Карюченко: — я заключительная встреча против французов Ульриха Робейри, когда я выиграл этап Кубка мира в Леньяно-2012. Еще яркие воспоминания остались о победе над Фабрисом Жанне в финале чемпионата мира среди юниоров -1998. Хотя не всегда финальные бои являются эталонными, часто встречи на дороге до них даже напряженней.

Никишин: — Боя было так много, очень трудно один выделить. Лучше возьмите сразу весь чм, который мы выиграли. Очень приятно, чтобы завершить финальную встречу с Кореей. Мы повели уже много, но в результате начал снижаться и, когда она все-таки была поставлена победная точка, это были непередаваемые эмоции.

Герей: — На чемпионате Европы в Загребе в командных соревнованиях я выиграл 9:2 и олимпийского чемпиона итальянца Маттео Тальяриола.

Хворост: — Их много, самый свежий — это борьба на чемпионате мира (восьмой по счету) в финале с корейцами, когда я вышел вместо Карюченко. Дыма тогда я попросил замену, чувствуя, что не может удержать преимущество в счете. Я был более свежий и мой стиль фехтования, как мы говорили в перерыве перед выходом на трек, мог принести результат. И тогда я выхожу и тут же получаю укол — все квадратные глаза. Тогда было три в противоположную сторону. В принципе достаточно яркий на эмоции, борьба, больше был на золото на мировом чемпионате.

— Есть такое понятие, как неудобный соперник, какой смысл лично вы в него вкладываете и встреч с каких спортсменов вы хотите, чтобы избежать?

Карюченко: — Я, кстати, недавно думал об этом. Раньше были противники, которые я регулярно потерял, но теперь они больше не действуют. Есть сложные соперники — это да. Например, трудно фехтовать с таким же Геза Имре, с которым, кстати, можно найти в одной ветке на олимпийских играх.

Никишин: В мужском мечом неудобно соперников очень много. Трудно фехтовать с нестандартными людьми, как Хайнцер или Грюмье. Людям, которые могут менять тактику в ходе боя, которые фехтуют головой, а не только мышцы. Но, если вы думаете о том, кто тебе удобно, а кто нет, то это только ухудшит ситуацию. Я настраиваю себя так: есть спортсмен, он делает такие вещи, нужно искать против них методы. Вы хотите, чтобы показать хороший результат, должен быть готов победить любого.

Герей: — Пусть, хорошо зная врага, в частности, создают для него неприятные ситуации. Трудно с теми соперниками, которые делают много движений, большинство из которых не направлено на применения укола, и предназначены для создания фона, на котором он тогда до сих пор применяется этот рывок. Лучший способ борьбы с неприятным соперником это как можно чаще с ним встретиться. Получаешь информацию и обладание ей, вы можете уже больше ему противопоставить. И идешь не вслепую, как и в самолете, по датчикам — выход есть.

Хворост: — я ненавижу фехтовать с леворукими спортсменов. Несмотря на то, что вся моя жизнь меня обучать Ирина Ивановна Одокиенко, который является левшой, в которой я уроки каждый день, а то и несколько раз в день, я ненавижу фехтовать с леворукими атлетами! Может быть это стереотип. Левшей вообще не много, т. е. их гораздо меньше, чем праворуких спортсменов. И количество потерянных им борьбы, соответственно, тоже меньше, но они были незабываемые.

— Что проявлений не честной игры вам пришлось столкнуться?

Карюченко: — Происходит соперники сознательно идут на жесткий контакт. Но теперь судьи любые проявления грубости сразу пресекают. Можно привести в пример швейцарских шпажистов, но опять же они различаются не столько грубостью, сколько наглостью. Богдан Никишин на их провокации очень сильно реагирует. Я могу быть более толерантным.

Никишин: — я Помню, я фехтовал в финале чемпионата мира в Берне-2012 с швейцарцем Максом Хайнцером. Он выиграл, и, как я считал, очень искренне. Что это не справедливо? Защищал левой руке, ударил видом в меня, что это запрещено правилами. Но камера стояла, так что судья это не было видно на видеоповторах. Хайнцер подошел ко мне после боя и сказал: «Ты извини, в жизни мы с вами, можем говорить как угодно, но на дороге я сделаю все для победы». Правильно или нет — решайте сами.

Герей: — Есть бойцы, которые специально идут в ближний бой, чтобы поразить соперника и заставить его потерять концентрацию. То они просто поднимают руки и говорят: «Извините, это случайно». И многие судьи были в курсе их игру, и не дают предупреждение.

Хворост: — Можно вспомнить недавнюю ситуацию в Париже, когда мы фехтовали в четвертьфинале с Венесуэлой. Это было очень некрасивое поведение, как со стороны спортсменов и тренеров этой команды — они были очень агрессивно настроены, непристойных жестов показали.

— На соревнованиях по какому виду спорта вы хотели бы посетить во время олимпийских игр в Рио?

Карюченко: — Я бы с удовольствием посмотрел на настольный теннис и бадминтон. В общем, мне кажется, абсолютно все будет интересно, это Олимпиада. И там во всех видах спорта собраны сильнейшие спортсмены.

Никишин: — Мы прилетаем в Рио-четвертого августа. На следующий день мы идем на Церемонию открытия Игр. Обратный билет у нас на 16-е, и фехтуем мы только два дня. Так что это время, чтобы посмотреть на другие виды спорта. Я перейти на сайт тех, в которых участвуют украинские спортсмены. Очень хочу попасть на греко-римскую борьбу, чтобы поддержать Жана Беленюка.

Герей: — Дзюдо, потому что я им занимался и очень уважаю этот вид спорта. Еще один бой меня не слишком привлекает, потому что он более терпкий и не такой динамичный. В дзюдо больше трюков, и это мне более понятно, человек падает на бок, в спину, т. е. дает результаты. Настольный теннис, потому что там идет тактическая игра, как и в искусстве. Сразу видно, когда встречаются два спортсмена, которые друг друга хорошо знают, никто не рискует и позиционная борьба. А еще водное поло, я много фильмов посмотрел про этот вид спорта.

Особенно мне понравился венгерский «Свобода и любовь». События происходят в 1956 году. года во время антикоммунистического восстания в Будапеште. Главный герой ватерполист, который готовится на олимпийских играх в Мельбурне. Он в университете познакомился с девушкой, которая была в антикоммунистическом движении. Они завязались отношения. Она начала его склонять на свою сторону, не в наглую — аккуратно, говорят они, нужно решать со своей позиции. И он понял, что, если он присоединится к бунтарям, об олимпийских играх можно будет забыть. И ему нужно было выбрать… Я могу еще долго говорить, мне этот филь очень впечатлен. (Смеется). И я начал ездить в близлежащие города и смотреть, как играют в водное поло в чемпионате Венгрии и Сербии.

Хворост: — Там, где украинцы будут бороться за медаль. Скажу вам честно, я, будучи в какой-то степени ветераном олимпийского движения, ни разу не был на церемонии награждения наших спортсменов, хотя выступал и в Афинах, и в Пекине. Мы были очень сосредоточены на своем виде программы и посмотреть, как кто-то вступает на пьедестал украинской команды… это не ревность, но некоторые боли. С возрастом многие вещи переосмысливаешь. В Рио я собираюсь идти, чтобы поддержать наших бойцов, Жана Беленюка, Дмитрий Тимченко и Александра Чернецкого. Буду болеть за своих соотечественников в стрельбе из лука Виктора Рубана. Не говоря уже о наших фехтовальных звезд Олю Харлан и Яну Шемякину.

— Представьте себе ситуацию, что вы пошли на прогулку в вечернее время в Рио-де-Жанейро. На встречу бандит. Что делать? 1. Позвонить в помощь. 2. Убежите. 3 получит шпагу из сумки.

Карюченко: -От ситуации, если реальная угроза есть, то может и шпагой в твоей голове дать. Да, и, чтобы избежать для нас, фехтовальщиков, не проблема.

Никишин: — Начнем с того, что я уже был в Рио. И после того, как в прошлом году я прогулялся по городу, и отдалившись от побережья, где мы жили, вошел в квартал с очень сомнительными компаниями, решил, что на этот раз перед соревнованиями точно за пределы деревни выходить не буду.

Герей: — я Думаю, что нужно бежать, потому что следующий будет таким же бандиты и от них помощи не дождешься. В Рио мы были и прошли мимо фавел, но внутрь не заходили. В принципе опасные области, сразу видно.

Хворост: — (Смеется). Мне напомнил вопрос из фильма «обаятельная и привлекательная». «А» — я не понимаю, что может быть сделано в ночное время на улицах Рио. («Для бутылки побежишь, медаль моет», — говорит массажист команды Владимир Службы — Прим.А.С.). «Б» — почему в данный момент со мной должна быть шпага. Я не знаю, как я себя поведу: бежать, кинусь в бой или возьму шпагу. Я имею в виду, что обстоятельства, как это часто происходит на фехтовальной пути. Признаюсь, все три варианта.

— Если бы мне пришлось кого-то из вашей четверки отправить на бразильский карнавал.

Карюченко: — Максим Хворост у нас самые карнавала парень: самый красивый и самый нарядный.

Никишин: — я Думаю, что мы будем вместе идти. Главное, чтобы повод был.

Герей: — Хвороста, конечно.

Хворост: — Дмитрий Карюченко. Он был великолепный игрок, и если поставить на него перья и поставить на едущую платформу, он будет очень эффектно выглядеть и вызовет бурю аплодисментов.

— Кто всех громче кричит во время боя?

Карюченко: — Может быть, и я.

Никишин: — Максим Хворост иногда крик, пытаясь завести сами. Дима Карюченко, но все пока остается, может. На самом деле мы все после выигранной встречи не молчим. (Смеется). Но, в процессе борьбы мы не такая эмоциональная команда, как те же Франция или Швейцария. Там спортсмены после каждого укуса сдирать маску. Не знаю, что они этим добиваются: сами заводятся или пытаются вывести противника из себя.

Герей: — Мне кажется, что Карюченко. Особенно, когда он получает, чтобы нанести укол потрачены не зря прием.

Хворост: — Мы не соревновались, кто громче кричит. (Смеется). А я не музыкальный критик, чтобы определить, кто тембр выше, у кого ниже. Мне кажется, когда команда начинает, выложил на стол, и борьба накаляется до предела, мы все голосистые.

— А кто лучше поет?

Карюченко: — Максим Хворост, конечно! Ему нужно к карнавалу готовиться.

Никишин: — Толик Герей и он не только поет, но еще и на гитаре играет. Более того, не только в обществе, даже на сцене был случай. И я не никогда не слышал, но говорят, что Макс Хворост любит посещать караоке-бары.

Герей: — Я действительно когда-то пел, теперь уже, правда, меньше. Когда-то: последние два года очень напряженный график: сборы, соревнования, залы, вокзалы, аэропорты. Гитара лежит дома в Ужгороде. То, что у меня есть репертуар? Бардовские песни, русский и украинский рок.

Хворост: — я думаю, что мы все хорошо поют, особенно на пьедестале гимн Украины. У нас есть замечательный квартет.

— Кто лучше всего учился в школе?

Карюченко: — Я не знаю, кто это изучал. Кроссворды вместе не решить, так что не сказать, кто из нас умный. Я закончил школу без троек, правда, и пятерок было очень мало.

Никишин: — Меня родители все время настраивали на то, что вам нужно, чтобы учиться, тогда это было проще в институт поступить. Я закончил школу без троек. Толик, а ты как? (Поворачивается лежит рядом на массажном столе Герею — Прим. Сек.). Наверное, плохо — раз молчит. («У меня две недели было, все остальное…», — отвечает Герей — Прим. А. C.). Ничего себе, у меня максимальная оценка пять, а у него было семь! Есть два варианта: либо его сильно размассировали, было много позже меня школу закончил. (Смех в зале).

Герей: — Я математику плохо знаю: алгебру и геометрию, все остальное было 9, 10, 11.

Хворост: — Не спросил коллег из сборной показать свои школьные таблице, но мне почему-то кажется, что Анатолий Герей. Как я учился? С переменным успехом. (Смеется).

— Описать в три слова старшего тренера сборной Владимира Станкевича.

Карюченко: — Он всегда прав. А если не прав, то см. пункт первый. (Смех в зале).

Никишин: — Этот человек, мы все очень уважаем. Он для нас много сделал, надеюсь, что и мы для него слишком много. Он имеет такие прекрасные качества, как честность и доверие, я думаю, что благодаря им у него в жизни и получает все. А еще очень любит фехтование.

Герей: — Настойчивость, дисциплина и трудоголизм.

Хворост: — Харизма, эмоции и вера.

— От кого больше всего седых волос у Владимира Станкевича?

Карюченко: — Здесь вся команда постаралась.

Никишин: — От кого это, я не могу сказать, потому что за 16 лет, что Владимир Васильевич. в сборной, уже не одно поколение изменился. Те люди, которые стали ему эти серые волосы, принести, уже не фехтуют. Но, мы успешно продолжают их дело.

Герей: — я Думаю, что каждый свой отпечаток наложил.

Хворост: -С обеих сторон и на спине, висках и вершине, вы можете смело выстригать первая буква названия каждого спортсмена из нашей команды, не промахнетесь.

— Вы когда-нибудь видели, как плачет?

Карюченко: — Не, кстати, не видел ни разу ни о радости, ни после провала.

Никишин: -Я никогда не видел, как он плачет, но видит, как пена, когда его не слышат, или слишком возмущен. Человек очень эмоциональный.

Герей: — Я его даже и расстроенным никогда не видел. Он во всем видит пользу: хорошо, так что теперь, давайте будем решать, почему так.

Хворост: — Физически нет, но я знаю, что он плачет в моем сердце после каждых потерянных нами соревнованиях, особенно командных. Владимир В. достаточно сильная личность , чтобы забыть свои эмоции и, чтобы скрыть слезы. Хотя и показать свою слабость он не боится.

Анна САВЧИК, Спорт-Экспресс в Украине

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.