Ирина ПУСТОВОЙТ: «любовь, постарайтесь не вмешиваться»

Иринa ПУСТOВOЙТ с учeницы Юлия ЛEВЧEНКO и Иринa. ФEВРAЛЯ. Фoтo: Из личнoгo aрxивa Ирины Пустoвoйт

Иринa Пустoвoйт — сaмый нeoбычный из всex трeнeрoв, с кoтoрыми зa мнoгo лeт рaбoты в спoртивнoй журнaлистикe мнe пoсчaстливилoсь oбщaться.

Ну гдe eщe вы нaйдeтe нaстaвник чeмпиoнoк, для кoтoрыx вaжны нe стoлькo спoртивныe рeзультaты, a дуxoвный кoмфoрт пoдoпeчныx? Нa трeнирoвкax oнa нe признaeт диктaтуры и нe зaстaвляeт учeникoв выпoлнять oгрoмнoe кoличeствo рaбoты.

Иринa Григoрьeвнa вooбщe никoгдa и ни нa чтo иx дeвушки нe принуждaeт. И oни нaзывaют нe инaчe, кaк втoрaя мaть. «Тaкoй пoдxoд нe тoлькo oбрeчeн нa прoвaл», — гoвoрит кaждый, ктo xoтя бы нeмнoгo рaзбирaeтся в спoртe.

Нo, в тo врeмя кaк рeзультaты этoгo трeнeрa бoльшe, чeм стрoгиe и принципиaльныe кoллeги мoгут тoлькo пoзaвидoвaть. В мирoвoй прыжкoвoм сeктoрe вeсны срaзу двe звeзды, кoтoрыe с сaмoгo дeтствa к пьeдeстaлу пoчeтa вeдeт Иринa Пустoвoйт. Иринa Геращенко, рекордсменка Европы среди юниоров в помещении, в 21. году стала финалисткой Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро.

Как 19-летняя Юлия Левченко стал вице-чемпионки мира среди взрослых в Лондоне-2017.

— Я сделал выбор в пользу спорта только из-за своего тренера, — говорит Юлия Левченко. — Легкая атлетика у меня был горький опыт художественной гимнастики. Там считалось обычным, когда тренеры кричали или мог ударить — котенок на ноге, если носки не дотягивала. Там «сопли-слюни» не состоялась. После гимнастики я сделал вывод: спорт жесток. Но мы произойти, чтобы на свет легкой атлетики, в группу Ирины Григорьевны. У нее все по-другому. В удовольствие. На тренировке, мы можем смеяться или обменяться впечатлениями обо всем на свете. И не бояться, что нас неправильно поймут или посчитают легкомысленными. Возможно, вас это удивит, но на тренировках мы не напрягаемся. Эта работа является для нас лучшим отдыхом. Все яркое и хорошее, что происходит с нами на тренировках, позволяет дистанцироваться от окружающей повседневной жизни со всеми своими проблемами. Тренер всегда заинтересован в нашей жизни за пределами зала. В конце концов, различные жизненные ситуации оставляют свой след на профессиональной работе.

Ирина Григорьевна понимает нас лучше, чем мы сами себя. Мы считаем, что ей в полной мере. И как только ей удается подобрать ключ для взрослых девочек, и в то же время детям, которых так много бегать рядом с нами в зале? Как она успевает все, чтобы тренироваться, чтобы обратить внимание на все, вспомнить, что и кому нужно сегодня? Для нас это все еще остается загадкой. Для нас тренер — это не сержант с палкой, а добрая фея. Тем же, кто вдруг прилетела и подарила Золушке прекрасное платье. Так что у нас нет ненависти работы. Все под настроение. Мы можем жаловаться на плохое здоровье, и тренер под нас меняется план тренировок, откладывал на другой день, сложные технические работы и предлагает то, что мы в состоянии сделать в определенный момент. Она не бывает безысходных ситуаций. А еще Ирина Григорьевна для нас мама. Мы для нее — доченьки, которые она любит и никогда не предаст наших интересов.

КАК НЕ ВЫЙТИ ЗАМУЖ ЗА БОЛВАНА

— Ирина Григорьевна, то, что у вас есть в группе тренируются сразу два спортсмена с чемпионским потенциалом, — это чистой воды удача или тренерское мастерство?

— Результат может дать только совокупность факторов. Тренерская работа заключается, чтобы найти талантливого ребенка и удержать его в спорте лет, изо дня в день, стимулирует и поддерживает его интерес. Следующий шаг — это тренерская методика, которую вы должны получить под каждого отдельного спортсмена. Всех своих спортсменов я веду с самого детства. Иру Геращенко и Юлия Левченко также помню, еще совсем маленький и, кажется, я знаю все о них. В такой работе «с пеленок» есть один недостаток: спортсмен уже воспринимаешь как своих детей и жалеть их, даже когда они уже достаточно выросли. И тренер не должен жалеть учащихся.

Но у меня не работает так, как правильно. А как по-другому? Ведь Они доверяют мне все свои секреты. Я вырастила их, воспитала и безмерно люблю. Они слушают меня, иногда даже больше, чем родителям. В конце концов, родители, как правило, имеют возможность общаться с ними только на завтрак и ужин. А тренер, таким образом, состоит в спорте, проводит с детьми гораздо больше времени. На сборах и соревнованиях мы практически не дальше друг от друга. И моя задача — не только снять обвинения на результат, но и рассказать им, как лучше вести себя в тех или иных бытовых ситуациях, как достойно выглядеть в обществе и так далее.

Мои девочки меня уже перерос. Я сейчас иду к нему за советом. (Смех в зале). Они продвинутые в компьютерных технологиях и добровольно помогают мне в подобных вещах. А еще мы модницы. Это от девушки, я знаю, что сегодня в тренде и как нужно одеваться, чтобы выглядеть стильно и элегантно. В свободное время мы обсуждали различные театральные представления. Мои подопечные, страшные театралки, знают весь репертуар Киева. Сообщают мне, что стоит посмотреть. Правда, теперь в театр они со мной редко идут. Мы и так много времени проводят вместе, так что я советую им, чтобы отдохнуть от тренера. Сказать, что приглашали своих молодых людей. На сборах в настоящее время также селимся отдельно. От юности свои интересы. И я поддерживаю, даже те из них, которые без особого вдохновения испытывают родители. (Смех в зале). На протяжении многих лет я направляла свой путь. Так что теперь мне с ними легко и приятно.

— Самые главные враги тренеров, которые работают с девушками, — это любовь и парней. Вы наоборот стимулировать воспитанниц общаться с противоположным полом…

— Девушки должны быть разборчивыми в отношениях. Я всегда им говорил: «Не торопитесь. Поговорите с одним мальчиком, то с другим. И вы будете видеть, какие из них хороши, а какие — нет.» Если вы держите девушки на коротком поводке, они после завершения спортивной карьеры выпрыгнут замуж за первого болвана, который попадется им на пути. (Смех в зале). И я буду беспокоиться, а затем всю оставшуюся жизнь укорять себя.

Девушки всегда рассказывают мне о своих избранниках. Когда были во втором классе, я объяснила им, как дружить, а с течением времени — как вести себя на свидании. А теперь они приводят парней со мной. И потом спрашивают: «он любил?» Но я стараюсь не вмешиваться, ограничиваясь общими фразами. Дело в том, что я уже был один горький опыт. Когда-то я диктовала воспитанницам, как и с кем дружить. Одна моя ученица была встреча с парнем, а я был категорически против этих отношений. Эта девушка была еще школьницей, но у них была такая любовь… Они рано начали жить вместе. Мне было так жаль: еще высшего образования не получил, жизнь на вкус не распробовала, а уже спешит повесить на мытье и кастрюли. Все это было так неоднозначно, но время расставило все на свои места: семья просто замечательно! Так что сейчас, вспоминая ту свою ошибку, любовь постарайтесь не вмешиваться вообще.

НЕ МОГУ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ПРИВЫЧКИ ХОДИТЬ ПО ШКОЛАМ

— Где вы отыскиваете таланты?

— У меня достаточно учеников, но старая привычка берет свое: я все еще иду в школу, проверять детей. Так, в один прекрасный день нашел Иру Геращенко… Все время мне кажется: кого-то пропустил, где-то не досмотрела. Ученики приносят мне расписание занятий физического воспитания и напоминают: «Вы обещали приехать в нашу школу». В ответ я им покажу на зал: смотрите, мол, места на новый уже нет. Но отказать не может: нарушить обещание — это большое табу. Я не имею права говорить неправду. Если вы собираетесь, чтобы обмануть детей, они перестанут вам доверять. Я искренна с ними и учу их правдивости. Бывает, ребенок, стыдно сказать правду. Таким образом, я не принуждаю его говорить на неприятные темы, именно в этот день. Придет время, он все положить. Это лучше, чем провоцировать на обман.

Юлия Левченко в начале тренер в школьной секции. Но тогда ее тренер уволился, и девушку привезли ко мне. А до этого она занималась художественной гимнастикой. Когда его вели на легкую атлетику, она ужасно хотелось, на гимнастике тренеры кричали на них и растягивали жестоко, до слез. Так что, Юля боялась, что в легкой атлетике его ожидают новые пытки. «Я точно знала: легкая атлетика не существует ничего, легко, — спустя несколько лет она сказала мне. — Она Знала, что это самый трудный спорт в мире. И рыдала в подушку всю ночь. Как после гимнастики, на самый красивый вид спорта, где я был так трудно, я буду участвовать в легкой атлетике?» Сейчас она смеется, вспоминая об этом.

— А как родители отреагировали на то, что уже с молодого возраста девочки стали настоящими профессионалками?

— Ира и Юля — это чудо-девушка: умнички, воспитанные в интеллигентных семьях. Таким образом, в начале родители хотели для них иной судьбы, чем карьера профессиональных атлеток. На выпускном в много статей директор школы упрекнула меня: «Если бы не ваша легкая атлетика, девушка, окончила бы школу с золотой медалью». Юлия также была в гимназии, в числе первых. Девушки могут учиться в любом университете, у них было все для этого. Но они исчезают в течение нескольких недель на сборах, забывая о учебниках. Еще до недавнего времени у родителей Юлии случалась о том, что истерия: «у тебя сессия на носу, а ты все прыгаешь! И вообще, что это за образование — без математики?»

Долгое время я должен был убедить Ириных родителей: мы учимся, мы стараемся, таким образом, с экзаменом проблем не будет. Потом, когда девочки появляются молодые люди, родители начинают трясти их с энтузиазмом. И мы снова должны их убедить, что жизнь идет своим путем. А девушки говорят, что, мама с папой — лучшие друзья, и все размолвки — только из-за сильной любви. Они на самом деле замечательные родители. У нас не бывает конфликтов. Но происходит много интересного. Вот Юля жалуется матери: «я первый шаг в гонке не удается. Из-за этого все идет кувырком». А мать ей на это: «Почему это не работает? Так красиво все выглядит». А Ира, папа говорит: «что-то в тебе не в порядке. Вот год назад ты прыгнул 1,95 м, так что теперь должно быть на два метра, чтобы взлетать. А ты как-то застрял на этой высоте. (Смех в зале).

У нас есть много статей, Опубликованной желание тренироваться било ключом из самого детства. На первой тренировке, второклассница, она сказала: «Я буду участвовать в Олимпийских играх!» В тот год как раз была проведена Олимпиада, которая дала ей мотивацию в течение многих лет. Ира понятия зеленого не имела, в какой части он пришел и что здесь нужно делать. Это, в самом деле, было не важно, потому что у нее одна цель — чтобы конкурировать на олимпийских играх. На уроке дети прыгает, переступая через шины. Чтобы ребенок не травмировалась, запутавшись в ногу и маховой ноге, я сказала ей, чтобы она не прыгнула. Это так возмутило. (Смех в зале). «А что это я не прыгать? Здесь они прыгают, и я буду!» Уже тогда я понял, что эта девушка не боится высоты. Смело идти на бар, только для того, чтобы добиться своего.

В начале родители не поставить Иру на тренировки. На пути в манеж нужно пересечь дорогу, и они были обеспокоены тем, что их дочь не попала под машину. Но девушка нашла выход: стала звонить мне домой и попросить встретить ее на вокзале, чтобы перевести через дорогу. Так я его и вели. И когда я был дома, она спросила моего мужа: «Дай, пожалуйста, тренера, что она не забыла меня встретить». Со временем муж и школьница так привыкли общаться по телефону, что даже стали друзьями. Теперь муж каждый раз спрашивает: «Ну как там моя девушка подскочила на соревнованиях?» А я ему на это: «Твоя девушка рост уже выше вас. А вы все думаете, что я до сих пор перевожу ее через дорогу» (Смех в зале).

С детьми тренер не может быть не мама, не говорит. В спортивных лагерях необходимо научить их правилам гигиены, вовремя стирать носки и рубашки. Как и вместо чипсов купить в магазинах здорового вкусняшки. Ира никак не могла отказаться от фишек. В начале купил и меня угощала. Затем он тайно прятала в комнате: когда она поняла, что не может. Я тихо посмеивалась: вот так сразу обрубить все концы и отказаться от привычки невозможно. Но знания — это уже первый шаг к успеху.

КАК ПРОТИВНИК ЛУЧШИМИ ПОДРУГАМИ СТАЛИ

— А, что, на первый взгляд, обратил на себя внимание Юлия Левченко?

— Ничего особенного. Слабая и худющей девчушкой было много в зале у каждого тренера. Коллеги, холодно, интересовались: «А это тебе зачем?» Но, Юлия, это сложно и старательной — как можно от такого отказаться? У меня и сегодня много таких детей. В этом и заключается вся трудность: для разного возраста и уровня подготовленности нужно каждый раз другая техника.

— Ира с Юлей не ревнуют к успехам друг дружки?

— Наоборот, они были друг для друга лучшая поддержка. В начале каждого из них были свои девушки, они учились в разное время. Мы, девушки, совершенно другая техника прыжка: Юлия более большой и гибкой, а Ира выше для роста и техничная. Да, и по характеру, они не похожи. Но со временем мне удалось их сдружить. Теперь они берут друг от коллег все самое лучшее. Это ближайшие подруги, как в секторе, так и в жизни. Не всегда есть возможность сопровождать их на соревнованиях. Но я знаю: когда один из них будет в конечном итоге перейти, из сектора не исчезнут, а останутся, чтобы поддерживать девушку. После одного из турниров в Чехии Юлия сказал: «Думал, что сойду с ума! Но рядом была Ира, и спас меня». В гостиницах спортсменов, которые являются прямыми конкурентами, не селят в одной комнате. Но с моим все давно свыклись: они живут только вместе! Я горжусь им. Мне не стыдно ни за результаты моих девочек, ни за свое поведение. Конечно, каждый тренер скажет, что стремится к самым высоким результатам. Но, если в один день они хотят, чтобы попробовать реализовать в семье или любую другую деятельность, я только порадуюсь за них.

— Но, в то время как карьера молодой девушки развивается вырос: Ира стала финалисткой олимпийских игр в Рио-де-Жанейро, и, Юлии удалось завоевать титулы чемпионата мира и Европы…

— Меня это ничуть не удивляет. Ира победитель молодежного чемпионата мира и рекордсменкой Европы среди юниорок в помещении. Юлия стала победителем Олимпийских игр. То есть, они взрослые, прогресс не появился из ниоткуда. С детства я ехал их на различные турниры. В начале, они стеснялись и пугались, но, наконец, попробовал на вкус соревновательной борьбы. До Рио я настраивала их на то, что Олимпиада — это лучший опыт, чтобы, пока никто не требует от них победы. Вот они и соревновались в удовольствие, а еще с достоинством, как знают, как это сделать. На олимпийских играх и чемпионатах мира не бывает опытных и молодых, досок для всех один. Девушки видели, что ничего не хуже, чем другие. Rio добавил, что им является безопасность, которая стала основой для дальнейших достижений. А мы о первом олимпийском опыте подопечных напоминает статуя Христа, которую они мне привезли из Бразилии. А еще футболки с олимпийской символикой, полотенца и многое другое. Они заботливые.

НА ЧЕМПИОНАТЕ МИРА В ЛОНДОНЕ, БЕСПОКОЯТСЯ ДО УМОПОМРАЧЕНИЯ

— Юлия Левченко называли открытием чемпионата мира в Лондоне. А вас это удивило ее серебряные прыжки?

— Юлия уже была готова к высокой прыгать, это было очевидно даже для обучения. Холодно, прыгнул 1,80. Так что я ей сказала: «Дорогая, мы в конце концов, мы хотим, чтобы летать, и до двух метров». С другой стороны, я немного боюсь: в спорте, после взлетов случаются падения, а Юлия еще так молода… Как будет влиять на него неудач, не сломают ли они неокрепшую психику ребенка? Я часто в разговорах с ученицами поднимала тему неудач в спорте. И мы на том, что поражения делают нас только сильнее. Чтобы ничего не хандрить и печалиться. Сделали выводы и пошли дальше. Последний кубок мира в комнате показал, что мы не всегда в состоянии высоко прыгать. Но самое главное, что ученицы могут держать этот удар поражения. В Бирмингеме Юлия уже тяготила ответственность: ты сильный, ты должен.

На самом деле, она и там могла прыгать. Но где-то сыграл свою роль волнение, в некоторых моментах не справиться с разбегом. Это вообще был не наш день. Новое покрытие, недостатки в организации: с нами вы не пропустите в любом месте вообще, я должен был нервничать, постоянно что-то доказывать и бороться свой путь. Ира плакала в телефон: не могла пройти. Разминались мы на специальной арене, где крышка была отличается от соревновательной арены. Пустые трибуны вселяли отчаяние. Независимо от того, что бы Юле еще несколько попыток, чтобы распрыгаться, и она могла показать свои лучшие прыжки. Но это спорт, который не терпит сослагательного наклонения.

Как планетарный чемпионат в Лондоне, который принес ей первую медаль в карьере взрослых мировых первенств, доволен тем, что даже в таких стрессовых условиях, школьница была в состоянии собраться и выдать все, что в состоянии в тот момент. Для погружений Юлия я смотрела с трибун. Она иногда подходит для меня, чтобы обменяться парой фраз. И перед финалом я сказал ей: «Ты не борьба за медаль. Только прыгать так, как на тренировке. Что, уйдя из сектора мог бы сказать для себя: я отработала полностью, и она сделала все, что могла». Ну, она именно это: все, и даже немного больше. Противник имел более чем приличный. Юлия не считался лидером и прыгнул на свое удовольствие. Таким образом, у нее сложились идеальные по всем параметрам прыжки.

В Лондоне он был обеспокоен до умопомрачения. Это был тройной волнение: не только тренер или болельщик, но и человек, который поднимает спортсменку с самого детства и вывел на мировую сцену. При этом я не мог ни на мгновение, чтобы позволить себе показать эти эмоции. Девочки, наверное, думают, что я непробиваемая. Или меня действительно не интересует спортивный результат. Это, конечно, не так. Но пусть лучше они так думают, чем обеспокоены со мной. (Смех в зале). После соревнований, эмоций уже никаких не осталось. Все радуются, поздравляют нас и друг друга, и у меня было такое чувство, как будто я сама разгрузила огромный караван.

Я ХОЧУ, ЧТОБЫ ДЕТИ НЕ ВЫРАСТАЛИ

— Помните ли вы свои первые шаги в роли тренера?

— Да. В Бирмингеме я показал девушки других своих учеников, которые сегодня уже под сорок. Они мне фото выслали, с подписью: «Ирина Григорьевна, что вы еще помните нас?» Но как я могу забыть? (Смех в зале). У меня всегда было много детей. По правде говоря, удовольствие мне приносит не спорт высоких достижений, и детские тренировки. Не все ученики достигли вершин в спорте. Но для меня это не имеет значения. Я хочу, чтобы все они стали хорошими людьми и реализуется в той сфере, где смогут работать в удовольствие. Спорт высоких достижений — это нервы и постоянное напряжение. Это поиск условий для тренировок, которые у нас на самом деле не существует. Это совершенно другие тренировки, травмы и куча препятствий на пути. Это сумасшедшая ответственность перед страной и перед самими девочками, в конце концов, они были настроены на самые высокие результаты. Так, что мне иногда хочется, чтобы мои дети не вырастали. Чтобы всегда оставался во втором классе. (Смех в зале). Что бы и дальше говорил на своем языке такие смешные истории. Я с ними в детство впадаю. Эти моменты — моя самая большая удача.

Но даже и взрослые, люблю их безмерно. Их все любят, как образованных, интеллигентных, вежливых и мягкая. Мне как-то сказал: «Плохо ты их воспитала. Что высоко прыгает и выиграли, нужно их воспитывать сволочными». Может быть. Но я надеюсь, что мы можем на собственном примере опровергнуть эту теорию. В ответ на такие реплики я отшучиваюсь: «Прыгать, может быть и хорошо. Но спорт быстро заканчивается. И потом со всем этим набором «привлекательностей» придется жить. Юля с Ирой теперь публичные люди. И я им хочу напомнить, что они пример для многих, а теперь просто не могу себе позволить какую-то некрасивую выходку. Вот недавно Юлия прошла кроме одного человека, без приветствия. У нее зрение плохое, она его просто не заметил. А мне уже сказали, что будет девочка «зазвездилась»…

У меня муж — военный. Таким образом, за десятки лет тренерства было времени, чтобы работать в разных республиках СССР. Только в Беларуси (я приобрел свою первую группу сразу после окончания Минского института физического воспитания и с первых дней поняла, как мне нравится эта работа), а потом тренировала детей в Москве. После того, как распался Союз, мы с мужем, коренным киевлянином, и переехал уже окончательно обустроились в Киеве. Где бы я ни работал, везде мне было хорошо. Дети красивые, персонал вежливый, работа слаживалась, а администрация всегда поддерживала меня. И я действительно хотел, чтобы оправдать доверие всех этих людей. Своих подруг я говорю о том, что это редкость и счастье иметь любимую работу.

Когда идешь работать с нетерпением и хорошим настроением. Новый год, восьмое марта, или в воскресенье утром — для меня нет неподходящего времени для работы. Бегу в манеж, чтобы снова окунуться в атмосферу обучения, чтобы увидеть своих детей, которые так быстро удалось пропустить. Мне все время кажется, что я что-то пропустил, не добавила, не дотренировала. Вот и пытаются наверстать упущенное. «Выберите себе такое занятие, которое приносило бы вам удовольствие», — сказать взрослым ученицам. А коллеги иногда выливаю душу: «Если тренер не любит детей, что ему срочно нужно искать другую работу». К сожалению, у нас достаточно наставников, которые заставляют вас пойти в зал. Такая работа не принесет ни пользы, ни удовольствия. В Украине, трудно быть тренер: у нас нет нормальных условий для работы, необходимые базы данных инвентаризации. Это то, что действительно там, гасит энтузиазм. Тренера, который горит в этом виде спорта, остается все меньше и меньше. Извините. У нас ведь такая талантливая молодежь.

За многие десятилетия в спорте у меня никогда не было сомнений: я выбрал свой путь. После распада Союза многие тренеры ушли на работу, или нашли для себя более престижную работу. На тренерскую зарплату было трудно прокормить семью. Мы, также, предложил. «Я Не думаю об этом. Тебе нравится эта профессия, значит, чтобы продолжить свою работу. И мы вытянем что-то», — развеял мои сомнения муж. Я благодарен за то, что я делаю свою любимую работу. За то, что мне приходят такие замечательные ученицы. Меня окружают великолепные люди. Я с нетерпением жду, когда спорт помогает девочек и в других жизненных ситуациях. Вот недавно одна моя ученица пошла в театр. «Я не боюсь идти на суд зрителей, — призналась она. — После того, как выступала в секторе, и на мои прыжки смотрело так много людей, сцена уже не боится».

— Сейчас в вашей группе тренируются, в основном, девушки. А ведь раньше среди моих учеников было много парней. Что повлияло на ваш выбор, чтобы сосредоточиться на женщины прыжки?

— У меня есть, и теперь мальчики. Они просятся мне в группу и все выполнять с таким рвением и усердием. Таким образом, как можно им отказать? Но с течением времени, я их другие тренеры, которые специализируются на работе с ребятами. Так, Женя Строкань, который я тренировал с первого класса, со временем стал четвертым на Олимпийских играх в тройном прыжке. Трудно в то же время, чтобы обучать девочек и мальчиков: сборах, чтобы решить проблемы с поселением, но и на тренировках высоты совсем по-другому. Хотя раньше я больше любил тренировать мальчиков. У меня есть самый мужской характер, и мне легче найти с ними общий язык (а это женская психология — еще та вещь, девушки должны постоянно искать новые подходы). Мальчики, когда вырастают, становятся истинными поклонниками, жалеют себя.

Хотя, на самом деле, у меня есть и девушки. Не пришлось долго думать, на какие прыжки — мужских или женских — остановить. Все произошло само по себе. Ира Геращенко стал вторым на юношеском чемпионате мира, проиграв только по попыткам. Она отбиралась на всех соревнованиях, ее приглашали на сборы, как и для меня необходимо было ездить с ней. Однажды я взял его на сбор и мальчиков. Тяжело было ужасно. Дети путешествовали на деньги родителей и устроить им жизнь, было очень не легко. И тогда высокие результаты стал показывать Юлии. И я решила, что для общего дела будет лучше сконцентрироваться на девочек. Мы с моими девчатами легко. Они чувствуют искренность и отвечают взаимностью.

Елена САДОВНИК, Спорт-Экспресс в Украине

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.