Алексей Мишин: надеюсь, что история плеяды борцов моего поколения, еще заставшего Александра Карелина, закончится в 2016 году на мажорной ноте — Федерация спортивной борьбы России

Олимпийский чемпион по греко-римской борьбе, майор Алексей Мишин стал бронзовым призёром Всемирных военных игр, прошедших в Мунгёне (Южная Корея). Своими впечатлениями он поделился с WRESTRUS.RU
 
— Честно говоря, в Южной Корее мне боролось тяжело, — сказал Алексей Мишин. — Наверное, сыграла эта затяжная пауза – ведь я нахожусь здесь уже десять дней, мой вес вообще выступал в самый последний день турнира по борьбе. Наверное, из-за этого борьба и не пошла. Вот «вольники» прилетели, отборолись и уже три дня спокойно себе ходят и смотрят соревнования с трибуны. Вот бы и нам так, а на деле нас засунули в самый конец. К тому же, жребий попался непростой.

 — Расскажите о схватках.

— Уже в первом раунде я сошелся с неплохим молодым немцем – как мне сказали, он чемпион Европы среди молодежи. Он агрессивно боролся, произвел хорошее впечатление. Во второй встрече у меня был кореец, у судьи делали многое для того, чтобы вытащить местного борца в следующий этап. Придумывали непонятные движения: только начинаю делать захват – свистят. В этом плане мне жаль борца из Армении, который боролся в финале в категории до 66 кг и попал в аналогичную ситуацию. Меня во время моей схватки постоянно дергали, и я был на нервах. Ну а уже через 15 минут я шел на полуфинал, отдохнуть толком не успел. Мне же не 25 лет, я не могу бороться без остановки, как раньше. На фоне этой усталости я допустил ошибку. А вот к схватке за третье место я уже немного восстановился, пришел в чувство. Азарт вернулся, и за бронзу я уже отборолся в своем стиле.

— Получается, турнир получился довольно сильным?

— Конечно. Украинец, с которым мы боролись в полуфинале – действующий чемпион мира. Я – олимпийский чемпион. Поляк, занявший второе место – призер Олимпиады и двукратный призер чемпионатов мира. Все заметили, что наша категория до 85 кг здесь получилась очень представительной. А соревнования показали, чего мне не хватает. Даже на фоне усталости я не должен был допускать такую ошибку – в партере я немного расслабил мышцы таза и пропустил накат. И после этого мне необходимо было отыгрываться со счета 0:4, искать шанс поднять соперника и совершить необходимый бросок на четыре балла. В общем, пришлось раскрываться. Делать все скорее-скорее, впопыхах, понимая, что с каждой секундой шансов становится все меньше.

— Что сказал Гоги Когуашвили о вашем выступлении?

— Я так понял, что сегодня он недоволен всеми ребятами. За весь день мы заработали одну бронзу – негусто. А вчера Никита Мельников взял золото, а Евгений Салеев – серебро. В итоге у нас первое, второе и третье место в восьми категориях. Кто-то может сказать, что этого маловато, но ведь каждый хочет выиграть. Восемь лет назад на Всемирных военных играх я стал первым, а теперь – третьим. Жалко, что не удалось защитить свой титул, но медалька есть медалька. Кто не подает, тот и не поднимается. А как сказал Авраам Линкольн: «Нельзя сдаваться не только после одного, но и после ста поражений». Да, я уже не молодой – мне 36 лет. Восстановление уже не такое быстрое, да и на протяжении этих 19 лет моей спортивной карьеры почти все соперники успели меня хорошо выучить, и тренеры моих оппонентов имеют некоторое понимание того, как нужно бороться против меня, о чем, естественно, и рассказывают своим подопечным. Берут записи боев и досконально изучают. А новых ребят, появившихся в последние сезоны, еще не исследовали вдоль и поперек. Например, того же украинца, который сегодня стал первым. Самое опасное – бороться с теми противниками, которых не знаешь, а самое тяжелое – это удержать свой титул после победы на Олимпийских играх или чемпионате мира.

— Вы заканчиваете предолимпийский сезон или уже начинаете олимпийский?

— Сейчас мы поедем домой, а 20 или 21 октября начинаются сборы в Адлере. Затем в Москве будет проходить Кубок Европы. Посмотрим, кого на этот турнир поставит бороться Гоги Мурманович. Там должен быть серьезный состав.

— Значит, и вы там будете?
— Пока не знаю. Если меня поставят, я буду доволен. Сколько мне осталось? Совсем немного. Думаю, что после 2016 года я завершу свою карьеру. Если дадут еще раз возможность почувствовать олимпийский азарт, это будет радостно для меня.

— Получается, вам надо собрать воедино весь свой опыт и все свои силы на подготовку к олимпийскому отбору?
— Для начала мне надо немного отдохнуть. Ведь я до сих полностью не оправился на 100 процентов от травмы, которую залечивал очень долго. В апреле 2014 года я боролся в полуфинале чемпионата Европы года как раз с Жаном Беленюком, которому уступил сегодня. Вел 2:0, вытащил его на прием и бросил, после чего я защемил шейный позвонок. Одна рука у меня начала неметь, я стал ей трясти, и соперник это заметил. Потом уже он меня бросил, и я повредил плечо. И после всего этого я пошел бороться за третье место, где австриец добил мое колено. Получается, что получил за две схватки сразу три травмы. Плечо отошло быстро, а вот частичный разрыв боковой связки на ноге давал о себе знать еще долго. Я потихонечку восстанавливался, и к чемпионату России этой весной был уже более-менее способен бороться. Но тренера то ли посчитали, что я не готов, то ли решили, что вместо меня лучше выступит молодой и перспективный борец. Но в итоге на чемпионате мира взять олимпийскую лицензию не смог и мой конкурент, и теперь у сборной России стоит задача эту лицензию добирать уже по ходу следующего сезона. Будут три турнира, если я не ошибаюсь, в Сербии, Монголии и Турции. Надо войти в первую тройку на одном из первых двух турниров и в двойку на последнем. А если не получится, то можно остаться без путевки для страны, как это у нас было в 2012 году, когда на Олимпиаде в Лондоне мы не были представлены в весовой категории до 66 кг. Не хотелось бы повторения той истории. Сейчас самое главное – завоевать лицензию. Посмотрим, кого для решения этой задачи поставит тренер. А уже потом надо будет выиграть внутреннюю борьбу на чемпионате России, чтобы поехать на Игры-2016. Я приложу все усилия, чтобы туда попасть, и мне уже нет смысла экономить силы. Это мой пятый и последний олимпийский сезон. Я – последний борец в истории, который боролся в одной команде с легендарным Александром Карелиным. Мы с ним вместе тренировались, ездили по крупным турнирам, ели в столовой. Я спрашивал у него совета, как проводить тот или иной прием. И с нашим нынешним главным тренером Гоги Когуашвили мы тоже боролись вместе в команде. Надеюсь, что в 2016 году на мажорной ноте закончится история плеяды борцов моего поколения, еще заставшего Александра Карелина. Возможно, что со мной и уйдет та история. Сейчас я уже многое сам рассказываю своим молодым товарищам по команде. У меня хорошая память на лица, и я всегда хорошо запоминал соперников, которым однажды проиграл, чтобы потом отквитаться. Очень долго не могу уснуть после поражения — если проиграл, во мне кипит спортивная злость. У меня даже есть «черный список» тех, у кого я должен взять реванш. Каждый мой противник мог ожидать, что придет расплата (улыбается).

— Вы сказали, что восстанавливаетесь уже не так быстро, как раньше. Означает ли это, что в олимпийском сезоне вам не стоит ездить на все соревнования?
— Да, это один из важных моментов. Чрезмерное количество разнообразных стартов и турниров высасывает силы из любого спортсмена. У меня бывало так, что я выигрывал подряд Гран-при Ивана Поддубного, чемпионат Европы, чемпионат России, после чего на чемпионате мира боролся на истощении, потому что это был седьмой-восьмой важный турнир за год. Сейчас мне не стоит бороться все соревнования подряд, важно сконцентрироваться только на самых ключевых стартах. Но, сами понимаете, насколько велика конкуренция по спортивной борьбе в России, так что по определенным турнирам ездить все-таки придется. Если тренера посчитают, что молодым борцам будет проблематично побороться за медаль Олимпийских игр в 2016 году, они могут послать проверенного бойца, а сделаю все, чтобы проявить себя с лучшей стороны. Когда объявили состав на чемпионат мира-2015 в Лас-Вегасе, где не оказалось моего имени, я наполовину в шутку, наполовину всерьез подошел в манеже к ответственному по нашей категории тренеру и сказал: «Вы точно подумали, кого везти в США? Я через два дня уезжаю со сбора, и у вас остается немного времени, чтобы одуматься. Чемпионат мира – это не Европейские игры, где все было так гладко». Я сказал это в шутку, но с долей правды. Но получилось так, как получилось, уже ничего не поделать.

— У вас теперь новый социальный статус – вы отец, глава семейства. Это отвлекает или помогает с точки зрения карьеры?

— К сожалению, сейчас я очень редко вижу своего ребенка. Да и супругу Софью Великую тоже, она ведь тоже постоянно в разъездах по турнирам, как и я. Конечно, я очень скучаю. Здорово, что современные технологии позволяют близким людям чаще быть на связи — например, при помощи скайпа и прочих программ. Когда я приезжаю домой, сын меня просто никуда не отпускает. Хватает за руку – и все. И поесть, и в ванну, и погулять, и везде-везде. Например, хочу пойти отдохнуть, и попросить, чтобы его уложила бабушка – нет, оставайся со мной, пока не усну. Чувство отцовства в такие моменты играет очень сильно. Я думаю, что потерпеть осталось недолго – после завершения моей спортивной карьеры мы будем проводить вместе гораздо больше времени. Сын уже подрастает, в ноябре ему будет два года. Он многое понимает. Один раз я показал ему записи соревнований с моей борьбой, так он теперь берет мягкого мишку и бросает. Соня привезла ему игрушечные сабли, показала ему, как она фехтует, так он теперь тоже показывает, как сражается саблей. А потом опять берет мишку и бросает (улыбается). У нас дилемма – каким видом спорта сын будет заниматься. Я считаю, что он сам все выберет – главное, чтобы был здоровый. Хочется сказать большое спасибо маме Сони, моей теще, которая взяла на себя ответственность за его воспитание и помогает нам в этом.

Тэги 
Алексей Мишин

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.