Александр АБРАМЕНКО: «Неприятно, когда на твои победы начинают примазываться»

Пoнeдeльник. Пxeнчxaн. Oлимпийский чeмпиoн Aлeксaндр AБРAМEНКO. Фoтo: noc-ukr.org

В эксклюзивнoм интeрвью для «СЭ» oлимпийский чeмпиoн в лыжнoй aкрoбaтики 29-лeтний Aлeксaндр Aбрaмeнкo из Никoлaeвa рaсскaзaл, кaк прoвeл пoслeдниe чeтырe дня пoслe eгo пoбeды, oбъяснил, кaк свoим прыжкoм в супeрфинaлe пoртит кaрты сoпeрникoв, a тaкжe признaлся, кaк труднo eму дaлoсь вoсстaнoвлeниe после травмы, едва не поставившей крест на его главной спортивной мечтой.

БИАТЛОН ЛУЧШЕ СМОТРЕТЬ ПО ТЕЛЕВИЗОРУ

— Сколько раз в прошлом после победы четыре дня взяли медаль в руки, чтобы убедиться, не приснилось ли все это?

— Много раз, больше она висит в моей комнате на виду, я здесь, с вами, и на нее смотрю.

— Судя по фотографиям в социальных сетях, с различными олимпийских арен, программа у вас сейчас довольно богатый. Расскажите, на какие виды спорта посетили?

— Я впервые побывал на соревнованиях по фигурному катанию, правда, к сожалению, украинцы там не видел. Это были танцы на льду. Трудно, конечно, понять, кто хорошо танцует, а кто нет. Прыжковых элементов нет, только изящные выступления, и трудно понять, почему для них один спортсмены ставят высокие баллы, а другие — не очень. Хотя были пары, которые я очень впечатлен, все движения в музыку, просто завораживающее зрелище. Еще мы побывали на биатлоне (в смешанной и женской эстафетах), кстати, в первый раз, также, как и в случае с фигурным катанием. Я должен сказать, что смотреть гонки по телевизору и все еще гораздо проще. Мы стояли на стадионе, напротив стрельбища, и все еще смотрели на большой экран, потому что действительно ничего не вижу.

— Если вернуться непосредственно к вашему соревнований, то, честно говоря, после того, как скромно судьи оценили свои прыжки в плей-офф, многие болельщики, журналисты и эксперты, запереживали. С каким мыслями вы шли спать в тот день?

— Думал о том, что я в финале, и Слава Богу! Хотя, конечно, в тот момент, когда соревновался, меня самого неприятно удивил счет за второй прыжок, пришлось поволноваться. Но после того, как я вошел в финал, мне уже было все равно с каким счетом. Потому что я знал, что будет новый день, новая борьба, новые прыжки. Квалификации, я сразу же забыл.

ПОСЛЕ МОЕГО ПРЫЖКА СОПЕРНИКИ ПОШЛИ ВА-БАНК

— Первые два раунда финала вы победили достаточно уверенно, по крайне мере, так казалось со стороны. Или все же были некоторые тревожные моменты, связанные с течением времени, начала, и т. д., которые остались за кадром?

— Испытал я в любом случае очень трудно, потому что для того, чтобы не установить, трудно оставаться спокойным в такой критический момент. А погода в тот день очень доволен, не было большого ветра, все было стабильно.

— Перед суперфиналом были сомнения на счет того, что прыгать утверждают: третий вариант тройного сальто с четырьмя винтами или менее дорогие «бланш-два винта-винт»?

— Мы изначально планировали такой программы и не намерен от нее отказываться.

— Я пересмотрел протоколы всех международных обзоров за последние четыре года и нигде не нашла у вас прыжок «винт-винт-два винта»? Действительно первый раз его на соревнованиях в суперфинале Олимпиады?

— Да, мало того, я его вообще только в этом году на снег в первый раз пробовал. Как вы знаете, мне пришлось пропустить сезон из-за травмы. До этого я тренировал «фулл-фулл-дабл фулл» на воду, но снег не переданы.

— А сколько раз вы делали этот прыжок на тренировках, и насколько успешны были попытки?

— Восемь прыжков я на сборе в Финляндии и четыре здесь, в Корее. Только исполнение так же хорошо, как и в суперфинале, но с посадкой были проблемы. Это закрытый прыжок, и после него очень мало времени, чтобы подготовиться к приземлению. Если немного замешкался, может допустить ошибку.

— Когда приземлился в суперфинале, сразу поняли, что будет на пьедестале?

— Когда приземлился и выехал, понял, что, в сущности, сделал скачок хорошо, но опять же много зависит от судьи, они хотят, так и работают. А уже когда он увидел оценки 128,5, понял, что это прыжок в три.

— Белорус Станислав Гладченко и канадец Оливье Рошон первоначально предназначены, чтобы работать в суперфинале более простые прыжки. И буквально перед началом изменить вашу заявку на тройные сальто с пятью пируэтами и «лей-трипл фулл-фулл» соответственно. Вы в любой момент узнали о том, что соперники идут ва-банк?

— Я знал, что каждый спортсмен в состоянии и что есть в арсенале. Белорус и канадец первоначально записал более простые прыжки, их тактика была рассчитана на качество. Но когда они увидели, что надо разбить оценку 128,5, то поняли, что качество не может спасти, что их пришлось рисковать, и они рисковали.

— Что вы думаете, когда ваш прыжок, кстати такой же вес как у вас, исполнил последний участник суперфинала китаец Цзя Цзунян?

— Я стоял и думал, кто из нас лучше прыгнул, и ждал оценок судей, с нетерпением и волнением.

СНАЧАЛА КОЛЕНО БОЛЕЛО, И ЭТО БЫЛО ОЧЕНЬ ТРУДНО

— Николай Пуздерко, ваш бывший товарищ по сборной, сказал, как трудно вам давались первые месяцы реабилитации после операции на колене. Если бы тогда кто-то сказал, что вы станете олимпийским чемпионом, как бы вы отреагировали?

— Честно говоря, не верил. Восстановление было тяжелым, в начале было просто больно из-за этого темп тренировок пришлось сократить. Нужно дать коленям отдохнуть. Хотя в начале, когда я только начал восстанавливаться после травмы, это мысль об олимпийском пьедестале и был главной движущей силой.

— В предел-зоне после «цветочной» церемонии награждения вы выглядели спокойной, как удав, как смог держать в себе эмоции после самым важным в жизни победы?

— Я в жизни достаточно спокойный человек. У нас за эмоции отвечает тренер Энвер Аблаев. (Смеется).

— Пока вы находитесь в Корее, вот в Украине уже начал, чтобы выяснить, чьих заслуг больше в золоте Александр Абраменко. Я предлагаю расставить точки над «i» в этом вопросе, объясняя, что для вашей победы сделал личный тренер Юрий Кобельник, что тренеры сборной Энвер Аблаев и Максим Нескоромный, и гостренер Юлия Фоминых?

— Юрий Михайлович Кобельник вложил в меня все свои знания, изначально поставил мне технику, которая позволила правильно учиться прыгать в будущем. Аблаев с Нескоромным, также, значительную роль сыграли, в последние три года я готовился, что это с ними. Максим очень хороший специалист в скорости, можно сказать, супермастер. Энвер, я вскочил и, таким образом, можно сказать, как исправить ошибку, и в воздухе на время, крикнуть, это, я говорю, что мне нужно сделать. Юлия Фоминых? Здесь даже не говорят ничего. На мой взгляд, и без слов, все ясно. Я его вообще не видел последние три года, и Слава Богу! Является ли это, когда в министерство пришел… Я, конечно, слышал, что на мое успешного успеха, начинают, так сказать, примазываться, и это не очень приятно.

МЕДАЛЬ ОБМОЮ ПОСЛЕ ВОЗВРАЩЕНИЯ ДОМОЙ

— Как только после победы, вам удалось войти в контакт с родителями?

— Когда он прошел предел-зону, мне, наконец, удалось взять трубку. Они уже позвонили в тот момент. То, что они говорили? Там больше эмоций, чем слова. Они, также, были в шоке и страхе.

— Часть людей, близких с вами был рядом в самый важный момент вашей жизни — это девушка, также фристайлистка, Александр Орлов, который выступает за ВЕСЛА, и ваш кум белорусский спортсмен Максим Густик. Устроили тут небольшой праздник, обмыли медаль?

— Здесь ничего ей обмыть, честно говоря.

— Неужели ни одного ресторана рядом нет?

— Я не знаю, куда здесь можно пойти. Мы только собираемся, на все виды спортивных сооружений, в других случаях за пределами деревни не идут и не планируем. Так что уже после возвращения домой медаль обмоем.

— Для вас это уже четвертая Олимпиада. Есть с чем сравнивать. Как корейцы могут справиться со своими организационными обязанностями?

— В общем, несет хорошо. Но это только место для проведения Олимпиады неудачно выбран, на мой взгляд. В первую очередь, из-за сильного ветра. У нас были первые тренировки были очень опасные, а в некоторых видах спорта соревнования в целом передают. За квартиру куча вопросов, например, места мало. Я живу вместе с Максом Нескоромным. Стены очень тонкие, слышимость отличная. Все разные расписания соревнований, кто-то раньше ложится спать, кто-то позже — невольно мешаем друг другу.

— Во-первых, они должны были оставаться в Корее до конца Олимпиады? Или после золота вам билеты, изменить, возможно, за которую ответственность нести флаг украины на церемонии закрытия Игр?

— Мы действительно предложили стать знаменосцем, и я с большим удовольствием согласился. Но билеты нам не изменить, мы с самого начала должны были остаться здесь до последнего дня Олимпиады.

Анна САВЧИК, Спорт-Экспресс в Украине

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.