«Террористические атаки на Ту-154 не может быть исключена»: началась проверка благонадежности сотрудников аэропорта

фoтo: Иринa Бoбрoвa

В дeнь трaгeдии всe пoлeты Мoсквa-Сoчи были пeрeпoлнeны. В иx oснoвнoй мaссы, люди лeтeли нa прaздник. Вoт и пoслe пoсaдки кaпитaн лaйнeрa пoжeлaлa всeм «счaстливoгo Нoвoгo гoдa».

Aэрoпoрт Aдлeр тeпeрь встрeчaeт пaссaжирoв нa eлку и импрoвизирoвaнным мeмoриaлoм, кoтoрый фoрмируeтся вoкруг чaсoвни, пoстрoeнныe внутри здaния. Oчeвиднo, ктo-тo из сoтрудникoв принeс сюдa пaрту, пaссaжиры пoкинули дeсяткa букeтoв тeмнo-крaсныx рoз и кaртину мeртвыx дoктoр Лизa.

Всex пaссaжирoв, к выxoду удoвлeтвoрeния мужчин и жeнщин в крaсныx кeпкax: «Псиxoлoгичeскaя пoмoщь». Псиxoлoги пaрaми кaждыe пять-дeсять мeтрoв в рaзныx угoлкax aэрoпoртa. Глядя в лицa внoвь прибывшиx. Гoвoрят, срaзу узнaют тe, кoму нeoбxoдимa иx пoмoщь.

— Всe вoскрeсeньe здeсь рaбoтaли, нo пoкa нас никто не говорит, — сказала девушка. – Мы были предупреждены, что спецборт для близких погибших были сняты, нецелесообразно народ здесь ставим.

Но, по некоторым данным, родственники тех, которые находятся в самом самолете, сами решили лететь в Сочи. Многие хотят, чтобы посетить место трагедии, кто-то даже предложил свою помощь в поисках работы. Чтобы люди не остались один на один со своими проблемами, мы здесь и работаем.

Еще, сколько дней придется отдежурить? Нам сказали, пока все тело не достанут, будем работать. В случае прибытия родственников погибших, мы должны сопровождать ближайшие машины, которые им выделили от администрации города и привести в отель, где все уготованное место. И в дальнейшем постараться не отпускать из вида.

Поднимаюсь в оперативный штаб. Всю информацию родственникам стекается сюда, в просторный зал.

фото: Ирина Боброва

Психологи в аэропорту, действительно, очень много. По моим расчетам, около пятидесяти. Может и больше. Говорят, семьи были распределены по одному штатному сотруднику.

— Мы не знаем, сколько продлится поисковая операция в море, может быть, три дня, а может и месяц. Так что близкие погибших убедили остаться в Москве. В связи с этим и опознание решили провести в столице. Как, пока они согласились. В понедельник должны отправить первый борт с телами погибших в Москве.

Пока мы беседовали с сотрудниками психологической службы, в комнату вошли три человека – две женщины и один мужчина. В черный. Говорят психологи, почти шепотом, в руках – носовые платки.

— Все это время мы приняли только двух человек, чьи близкие погибли в аварии, — продолжает собеседник. – Это были две женщины. Они обратились к нам, потому что то, что отдых здесь рядом, в Туапсе. Узнав о трагедии, приехали в Сочи. Мы их разместили в отеле. Но в тот же вечер они пошли в Москве.

Между тем, среди психологов искать, очевидно, беспокойство.

— Поймите, нам строго наказан со сми не общаться. Ситуация вызывает тревогу сейчас, — сказал молодой человек. – Всю официальную информацию до вас обязательно донесут.

Тревогой веяло и от сотрудников аэропорта. На мои вопросы, что могло бы произойти, опрашиваемые или закрывались: «Без комментариев», или пытались ответить быстро, кратко, и сразу же извинялись: «Простите, мы не.»

С нами согласились пообщаться правоохранительных органов, которые работают в аэропорту.

— На первый взгляд, в аэропорту, все тихо, спокойно, самолеты летают по расписанию, – начал я разговор.

— Это так только кажется. В воскресенье по тревоге подняли всех сотрудников аэропорта, до уборщиц. В 6 часов утра объявили тревогу. Все примчались услуг. В это время в аэропорт уже приехали высокие чиновники из всех ведомств Сочи: от администрации города, руководители нашего Следственного комитета, министерства ВНУТРЕННИХ дел. Кто-то здесь просто не было. Позже приехали из Москвы.

— Каковы первые версии трагедии продвинулись?

— По-прежнему не является приоритетной версии.

— Как теракт, сразу же был выключен?

— Нападения никто не исключал. Не случайно первое, что захватили аэропорт запись с абсолютно всех камер видеонаблюдения. И следователи подняли личные дела всех сотрудников, сказали, что все проверят на благонадежность.

— Это о чем говорит?

— Говорит, что будет работать во всех версиях. В том числе и атаки.

— Сотрудники аэропорта оповещают о ходе расследования?

— Чтобы дать нам ясное указание: «Это дело суда, на борту военного. Пусть военная прокуратура разбирается». Нас, потому что там, откуда улетел на том же борту, даже близко не подпускают.

— Это самолет вылетел из военного аэропорта?

— Недалеко от нашего аэропорта находится и военный терминал. У них даже есть свои собственные специальные способности существуют для паркетной доски. Их сотрудники не должны иметь никакого отношения. В этой части обслуживают солдат. Из них — с отдельным входом, от гражданского аэропорта там никоим образом не войдет. И просто так с улицы туда не войдешь. Все это строго охраняется. Только по личному распоряжению коменданта части могут туда добраться.

— Когда ТУ-154 приземлился в Адлере на дозаправку, пассажиров в это время на левом борту?

— Остаться или покинуть борт, решает командир экипажа. На этот раз никто из пассажиров не производят. Как только полчаса ушло на дозаправку.

— То есть, никому из сотрудников, гражданского аэропорта Адлер там не позволяют?

— Насколько я знаю, они даже топливо. Хотя дозаправить самолет может им помочь и наши специалисты.

— Как я понимаю, абы кого в службе аэропорта не принимают их?

— Здесь работают проверенные ребята. До олимпийских игр опыт новый персонал. Поверьте, биографии людей шерстили по полной программе.

Из аэропорта еду в направлении, где идут поисковые работы. Район Хоста. Везде машины полицейских. Тормозят, проверяют все подозрительные автомобили. Некоторые улицы были закрыты. Запрещается переход на вокзальную площадь.

— Почему покрывают? – я полицейский.

— Понятия не имею. Велено сидеть здесь до особого распоряжения, автомобили, которые не пропускают подозрительных личностей проверять, — отвечает собеседник.

Между тем поисковые работы в районе крушения лайнера не прекращались даже ночью. Подъезжаю к берегу моря. Мы видим, что что-то невозможно. Темнота такая, хоть глаз выколи.

— Наше море и Черном, что на глубине 100 метров и во второй половине дня там уже ничего не видно, там сплошной сероводород, одна чернота, — вздыхает одна из жительниц города. – Первые тела вышли, потому что они были на глубине 50-60 метров. А если более глубоко, вероятно, практически не будет.

Мужчина бросился в воду гвоздику: «В этом случае волны принято возложения цветов. Будем молиться, чтобы удалось предать земле всех погибших».

Читайте материал «Страшные предчувствия, и чудесное спасение исполнителей из ансамбля Александрова»

Посмотрите на фотографии на эту тему:

Лица погибших в аварии Ту-154 в списке жертв составляет 92 человек

29 фото

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.

Translate »